Бодипозитив: принятие – не значит одобрение

Бодипозитив: принятие – не значит одобрение


Общаясь с людьми (благо что моя профессия к этому располагает), я раз за разом сталкиваюсь с двумя способами выстраивания отношений с собой и другими людьми. Они пронизывают буквально все сферы жизни от контакта со своим телом до карьерного роста.

Первый способ – это насилие, то есть попытки заставить себя делать то, чего ты не хочешь делать, или заставить других делать то, чего они делать не хотят. Этот способ очень и очень распространен.

Когда я использую язык насилия в отношении себя, то часто говорю, что я хочу от чего-то избавиться, что-то уничтожить, отсечь, подавить, побороть, отбросить, изменить, сломать, выдавить, расправиться, переделать... Прислушайтесь к ощущениям в теле, когда читаете эти строчки. По сути – это ненависть, которая толкает на уничтожение того, что ненавидишь.

Второй способ, значительно менее распространенный – это забота. То есть выяснение и удовлетворение собственных (или чужих, в случае заботы о другом) потребностей.

Язык заботы – это узнать, услышать, принять, признать, дать, удовлетворить, поделиться, наделить, освободить. Чувствуете, как меняются ощущения в теле, когда речь заходит именно об этом

Важно отметить, что забота – это не "делать себе хорошо", а слышать свои потребности и откликаться на них. В противном случае мы можем заедать тревогу разными вкусностями или бегать по магазинам, разбрасывая кучу денег во имя сиюминутного "хорошо" – просто для того, чтобы заглушить свой дискомфорт, а не для того, чтобы позаботиться о себе.

Лечь пораньше спать, потому что очень устал и завтра трудный день – это большая забота, чем, игнорируя свою тревогу, смотреть до утра сериал.

К сожалению, насилие и ненависть в отношении себя – явление более частое, чем забота и принятие.

Яркой иллюстрацией этого выступает отношение к своему телу. Сталкиваясь с тем, что оно не вписывается в стандарты красоты, люди начинают изнурять себя диетами, спортзалом или пластической хирургией в борьбе за то, чтобы втиснуть себя обратно в "норму". Главное – избавиться от проклятого жира. Или поправить форму носа – ненавижу нынешнюю.

Там, где ненависть – там желание уничтожить и война. Но там, где война, есть нападающая и есть сопротивляющаяся сторона. Поскольку война идет внутри одного и того же человека, силы примерно равны, и война может растянуться навсегда, разрушая организм.

Тело – как поле боя – постепенно разрушается, и люди, страдающие анорексией, – один из самых ужасных примеров того, что происходит, когда ведущим переживанием становится ненависть к своему телу.

Есть и не столь радикальные примеры. Прихожу в спортзал и вижу, как яростно бьются некоторые женщины и мужчины со своим весом, как тяжело им даются очень высокие нагрузки. Врага нужно уничтожить, и, что очень важно – как можно быстрее! В итоге ломается или воля, или что-то в организме – растянутые сухожилия, травмы.

Причем я уверен, что организм задолго до поломки отправлял сигналы: "прекрати надо мной издеваться, мне плохо..." Но привычное "стиснули зубы – вперед на врага!" легко заглушает этот тихий писк.

Мне могут возразить: "И что же теперь, если мне что-то в себе не нравится – это всецело одобрять У меня недостатки, и я горжусь этим" Необязательно.

Принятие отличается от тотального одобрения тем, что мы просто признаем несовершенство своего тела. Констатируя у себя то, что является для окружающих недостатком, я могу согласиться с тем, что это недостаток – и это нормально, а не "ужас-ужас!" (произносимое в страшном стыде) или, наоборот, "нет, это прекрасно!" (с вызовом и злостью).



Это просто естественно. Ну да, так и есть – есть у меня "лишние" килограммы, нос не идеальной формы, или еще что-то. Нормально. И только мне решать, что делать с этим.

Забота и принятие – это когда я иду в спортзал потому, что обнаруживаю, что не могу нормально завязать шнурки на обуви из-за разросшегося живота, который к тому же сдавливает дыхание. Или потому, что соскучился по ощущению легкости, когда взбираюсь на горку или по лестнице. Я иду в спортзал, чтобы стало жить легче мне, а не чтобы другие люди наконец-то меня одобрили...

В нарциссическом мире наличие недостатка – это повод от него избавиться. А в живом, любящем и принимающем мире – естественное явление.

От того, что у меня есть проблема или недостаток, я не становлюсь как личность никчемным и ужасным. Я союзник сам себе, а не враг. К союзнику важно прислушиваться.

Какого тренера вы предпочтете себе – который орет "давайте, уроды, пашите до седьмого пота, а не то так и останетесь никчемными!" или который аккуратен, с уважением относится к вам и – что очень важно – спрашивает у вас, чего вы хотите.

Главный лозунг бодипозитива – это "мое тело – мое дело". Никто, кроме меня, не имеет права диктовать мне, каким должно быть мое тело и что мне с ним делать.

Принимать – это не пытаться изменить другого, не лезть с советами. Не нам определять, каким должен быть другой человек, даже если, на наш взгляд, он "страдает", и не другим людям определять, какими мы должны быть.

Любовь к себе и другим – это, помимо прочего, способность быть рядом с несовершенным, имеющим недостатки человеком и не пытаться его переделать. Просто потому, что любишь его таким – живым и не святым.

Если же в спорт меня гонит стыд перед другими и ненависть к себе – то надолго меня не хватит.